Джиоев Илья Падоевич

Джиоев Илья ПадоевичДжиоев Илья Падоевич, 1923 г. р.

На фронт я отправился добровольцем в августе 1942 года. Нас вызвали в Цхинвальский городской комитет комсомола и сообщили, что на фронтах сложилось тяжелое положение, и начинается запись добровольцев. Я и мои товарищи решили записаться в Красную Армию добровольцами. Военный комиссар довез нас до города Агара (Грузия), а оттуда мы на поезде добрались до Сухума (Абхазия). Нас там встретили, отвели в столовую, чтобы накормить, и вдруг началась бомбежка. Была объявлена тревога, все убежали в лес прятаться. Когда авианалет закончился, мы снова вернулись в город. Моего друга Александра Цховребова тяжело ранило во время бомбежки, он попал в госпиталь и его больше не отпустили на фронт. А нас отправили в Ростов-на-Дону, и оттуда с боями дошли до Одессы. Здесь я был ранен.

Джиоев Илья Падоевич, 1923 г. р. На фронт я отправился добровольцем в августе 1942 года. Нас вызвали в Цхинвальский городской комитет комсомола и сообщили, что на фронтах сложилось тяжелое положение, и начинается запись добровольцев. Я и мои товарищи решили записаться в Красную Армию добровольцами. Военный комиссар довез нас до города Агара (Грузия), а оттуда мы на поезде добрались до Сухума (Абхазия). Нас там встретили, отвели в столовую, чтобы накормить, и вдруг началась бомбежка. Была объявлена тревога, все убежали в лес прятаться. Когда авианалет закончился, мы снова вернулись в город. Моего друга Александра Цховребова тяжело ранило во время бомбежки, он попал в госпиталь и его больше не отпустили на фронт. А нас отправили в Ростов-на-Дону, и оттуда с боями дошли до Одессы. Здесь я был ранен. Из госпиталя по моей просьбе меня снова отправили на фронт. На сей раз — в Николаевскую область. На фронте я сражался вместе с 4 гвардейским кавалерийским корпусом. Мы не знали слово «страх». В бой шли с криками: «Вперед! За Родину! За Сталина!». С боями мы прошли Украину, Румынию, дошли до Венгрии. В Будапеште был большой мост, который до сих пор там стоит. Фашисты его сильно укрепили, чтобы мы не смогли взять его штурмом. Следом за нами шли основные силы Советской Армии, и нам было приказано не обстреливать его из артиллерийских орудий, чтобы он не разрушился. Поэтому мы его взяли в результате тяжелого боя. Уже после войны я узнал, что это первый мост в Венгрии, построенный по прогрессивной технологии, и в момент своего строительства он был самым длинным в Венгрии. Нам запрещали стрелять из артиллерийских орудий по школам, больницам, даже если из них велся огонь немецких солдат. Было указание по возможности не разрушать здания и сооружения, не вести огонь по убегающим солдатам противника. Когда была подписана капитуляция гитлеровской Германии, я был в Будапеште. После окончания войны я еще 5 лет прослужил в Будапеште, затем вернулся на Родину. С войны из моих товарищей никто не вернулся кроме меня. На фронте я встретился с Исса Плиевым, когда он узнал что я осетин, он очень обрадовался, сказал, что другие осетины, которых он встречал, сражаются очень мужественно, и чтобы я тоже высоко держал честь нашего народа. Четвертый гвардейский кавалерийский корпус от Осетии до города Праги прошел в операциях не менее 9865 км. В период войны вывел из строя и уничтожил 13798 солдат и офицеров врага, 804 танка, 184 единиц бронетехники и т. д. Четвертый гвардейский кавалерийский корпус получил 18 благодарностей Верховного Главнокомандующего, 18 раз отдавали салют в честь войск генерала Плиева. Родина высоко оценила мой вклад в дело Великой Победы. Еще до завершения Великой Отечественной войны я был награжден Орденом Отечественной войны II степени, Орденом Красной звезды и девятью различными медалями.Из госпиталя по моей просьбе меня снова отправили на фронт. На сей раз — в Николаевскую область. На фронте я сражался вместе с 4 гвардейским кавалерийским корпусом. Мы не знали слово «страх». В бой шли с криками: «Вперед! За Родину! За Сталина!». С боями мы прошли Украину, Румынию, дошли до Венгрии. В Будапеште был большой мост, который до сих пор там стоит. Фашисты его сильно укрепили, чтобы мы не смогли взять его штурмом. Следом за нами шли основные силы Советской Армии, и нам было приказано не обстреливать его из артиллерийских орудий, чтобы он не разрушился. Поэтому мы его взяли в результате тяжелого боя.

Уже после войны я узнал, что это первый мост в Венгрии, построенный по прогрессивной технологии, и в момент своего строительства он был самым длинным в Венгрии. Нам запрещали стрелять из артиллерийских орудий по школам, больницам, даже если из них велся огонь немецких солдат. Было указание по возможности не разрушать здания и сооружения, не вести огонь по убегающим солдатам противника. Когда была подписана капитуляция гитлеровской Германии, я был в Будапеште.

После окончания войны я еще 5 лет прослужил в Будапеште, затем вернулся на Родину. С войны из моих товарищей никто не вернулся кроме меня.

На фронте я встретился с Исса Плиевым, когда он узнал что я осетин, он очень обрадовался, сказал, что другие осетины, которых он встречал, сражаются очень мужественно, и чтобы я тоже высоко держал честь нашего народа. Четвертый гвардейский кавалерийский корпус от Осетии до города Праги прошел в операциях не менее 9865 км. В период войны вывел из строя и уничтожил 13798 солдат и офицеров врага, 804 танка, 184 единиц бронетехники и т. д.

Четвертый гвардейский кавалерийский корпус получил 18 благодарностей Верховного Главнокомандующего, 18 раз отдавали салют в честь войск генерала Плиева. Родина высоко оценила мой вклад в дело Великой Победы. Еще до завершения Великой Отечественной войны я был награжден Орденом Отечественной войны II степени, Орденом Красной звезды и девятью различными медалями.

Leave a comment